Васькаева Баира Юрьевна

МБОУ «РНГ им. преп. С. Радонежского» заместитель директора по ВР

V.Baira@mail.ru

 
Сайт ВИО
 
Первая страница  Обратная связь. Отправить письмо в редакцию
 
 
Форум ВИО
Учим.Инфо

Сценарий театральной постановки

Сценарий театральной постановки «Женщина и война»

Звучит песня «Журавли» 1-ый куплет. Выходят дети с зажженными свечами (подсвечниками служат консервные банки из под тушенки) в руках.

Чтец 1: Женщина и война... Оба эти слова женского рода, но как, же они несовместимы... Женщина и война...

Чтец 2: В мир приходит женщина, чтоб свечу зажечь (ставит свечу на авансцену)

Чтец 3: В мир приходит женщина, чтоб очаг беречь (ставит свечу на авансцену)

Чтец 4: В мир приходит женщина, чтоб любимой быть (ставит свечу на авансцену)

Чтец 5: В мир приходит женщина, чтоб дитя родить (ставит свечу на авансцену)

Чтец 6: В мир приходит женщина, чтоб цветам цвести (ставит свечу на авансцену)

Чтец 7: В мир приходит женщина, чтобы мир спасти (ставит свечу на авансцену)

Чтец 8: Женщины отгремевшей войны... Трудно найти слова, достойные вашего подвига.

Чтец 1: Так уж случилось, что наша память о войне и все наши представления о войне - мужские. Но с годами мы все больше и больше постигаем бессмертный подвиг женщины в войне величайшую жертву, принесённую на алтарь Победы.

Чтец 2: Низкий наш поклон женщине, державшей на своих плечах тыл, сохранившей детишек и защищавшей страну вместе с мужчинами! Сегодняшний вечер мы посвящаем женщинам, которые наравне с мужчинами добывала победу. Перед нами предстанут судьбы, искореженные войной, потерей близких, утратой здоровья, женским одиночеством и невыносимой памятью лет.

Чтец 3: Все, что мы знаем о женщине, лучше всего вмещается в слово «милосердие». Есть и другие слова – сестра, жена, друг и самое высокое – мать. Но милосердие - их суть и смысл. Женщина даёт жизнь, оберегает жизнь, женщина и жизнь - синонимы.

Чтец № 4 девочка одевает санитарную сумку, выходит на авансцену, остальные чтецы выстраиваются на заднем плане.

Чтец № 4 читает монолог медсестры из произведения С.Алексиевич «Цинковые мальчики»

Чтец 4: Каждый день я себе там говорила: «Дура я, дура. Зачем я это сделала?» Особенно ночью появляются такие мысли, когда не работала, а днем были другие: как всем помочь? Раны страшные…Меня потрясало: зачем такие пули? Кто их придумал? Разве человек это придумал? Входное отверстие маленькое. А внутри - кишки, печень, селезенка – все посечено, разорвано, мало убить, ранить, надо еще заставить так мучиться … Профессия у меня хорошая – спасать. Мы там были нужны. Не всех спасли, кого могли спасти, вот что самое страшное. Могла спасти – не было нужного лекарства. Могла спасти - поздно привезли. Могла спасти – не добудилась пьяного хирурга. Могла спасти.… Привозят мальчика, Он открыл глаза, посмотрел на меня.
- Ну, все… - и умер.
Трое суток его искали в горах. Нашли, Привезли. Бредил: «Врача! Врача!» Увидел белый халат, подумал – спасен! А рана была несовместима с жизнью. Почему-то тех, кто погиб в бою, жалели больше, умерших в госпиталях – меньше. А они так кричали умирая. Они кричали всегда: «Мама!» Когда болит.… Когда страшно... Других имен я не слышала… Мальчики…
Их некому было оплакивать.… Умирали одни… - Мама! Мама! - Я здесь, сынок, - говоришь. Обманываешь. Мы стали их мамами. И всегда хотелось оправдать доверие.

Песня «Вставай страна огромная» минус приглушенно.
Чтецы маршируя выстраиваются по диагонали

Чтец 5: На самой страшной войне ХХ века женщине пришлось стать солдатом. Она не только спасала и перевязывала раненных, но и стреляла из "снайперки", бомбила, подрывала мосты, ходила в разведку, брала "языка". Женщина убивала. Она убивала врага напавшего с невиданной жестокостью на её землю, на её дом, на её детей.

Чтец № 6  одевает пилотку, выходит на авансцену,
читает стихотворение Ю.Друниной «Я ушла из детства»

Чтец 6: Я ушла из детства в грязную теплушку,
В эшелон пехоты, в санитарный взвод.
Дальние разрывы слушал и не слушал
Ко всему привыкший сорок первый год.

Я пришла из школы в блиндажи сырые,
От Прекрасной Дамы в «мать» и «перемать»,
Потому что имя ближе, чем «Россия»,
Не могла сыскать.

Чтец № 6  снимает пилотку и возвращается в строй

Чтец 7: «Не женская это доля – убивать»,- скажет одна из участниц войны. Другая распишется на стенах поверженного рейхстага: «Я, Софья Кунцевич, пришла в Берлин, чтобы убить войну».

Чтец 8: Маршал Советского Союза А.И. Ерёменко писал: “Едва ли найдётся хоть одна военная специальность, с которой не справились бы наши отважные женщины так же хорошо, как их братья, мужья, отцы”. 

Чтец 1:  Среди женщин фронтовичек были медики, связистки, сапёры, лётчицы, снайперы, стрелки, зенитчицы, танкисты, десантники, матросы, рядовые банно-прачечных отрядов, партизанки, подпольщицы.

Чтец 2: Были среди девушек и комсорги танкового батальона, и механики-водители тяжёлых танков, а в пехоте – командиры пулемётной роты, автоматчики, хотя в языке нашем у слов «танкист», «пехотинец», «автоматчик» нет женского рода, потому что эту работу ещё никогда не делала женщина.

Чтецы надевают пилотки, перестраиваются в шеренгу и, маршируя, читают хором

Чтец 3:  
Качается рожь несжатая,
Шагают бойцы по ней.
Шагаем и мы – девчата,
Похожие на парней.

Снимают пилотки и возвращаются на исходную позицию

Чтец 4: Всего за годы войны в различных родах войск на фронте служило свыше 800 тысяч женщин. Никогда ещё на протяжении всей истории человечества столько женщин не участвовало в войне.

Чтец 5:  
Так какие же они были, девчонки сорок первого, как уходили на фронт, как воевали? Пусть они сами расскажут о себе

Чтец 6:  Юлия Владимировна Друнина родилась в Москве в 1924 году. Вспоминая о своих школьных годах, она писала: "Моё поколение росло овеянное романтикой революции и гражданской войны. Любимой нашей песней была "Каховка", любимым фильмом - "Чапаев". любимой книгой - "Как закалялась сталь". Не они ли, светловолосая девушка в походной шинели, отчаянный легендарный комдив, суровый неистовый Павел Корчагин - привели нас в сорок первом году в райкомы и военкоматы с требованием отправить на фронт? "

Чтец № 7 надевает пилотку и берёт в руки автомат и выходит на авансцену

Чтец 7: Только что пришла с передовой,
Мокрая; замерзшая и злая,
А в землянке нету никого,
И дымится печка, затухая.
Так устала - руки не поднять,
Не до дров,- согреюсь под шинелью,
Прилегла, но слышу, что опять
По окопам нашим бьют шрапнелью.
Из землянки выбегаю в ночь,
Д навстречу мне рванулось пламя,
Мне навстречу - те, кому помочь
Я должна спокойными руками.
И за то, что снова до утра
Смерть ползти со мною будет рядом,
Мимоходом:- Молодец, сестра!
Крикнут мне товарищи в награду.
Да еще сияющий комбат
Руки мне протянет после боя:
Старшина, родная, как я рад,
Что опять осталась ты живою!

Чтец № 7 возвращается в исходную позицию

Чтец 8: Сразу же после окончания школы, в первые дни войны, Юлия Друнина ушла добровольцем в действующую армию и до конца 1944 года служила санинструктором в стрелковом, а затем артиллерийском полку. Награждена орденом красной звезды и медалью «За отвагу». В боях была ранена и контужена. Демобилизована из армии по ранению.

Чтец № 1 одевает пилотку

Чтец 1: Я столько раз видала рукопашный,
Раз наяву. И тысячу – во сне.
Кто говорит, что на войне не страшно,
Тот ничего не знает о войне

Чтец № 1 возвращается в исходную позицию

Чтец 2: И всё-таки, что же такое война? На ней убивают, теряют друзей, сыновей, отцов, убивают матерей и дочерей.

Чтец № 3 и чтец № 4 надевают пилотки

Чтец № 3 Юлька: Мы легли у разбитой ели.
Ждём, когда же начнёт светлеть.
Под шинелью вдвоём теплее
На продрогшей, гнилой земле.

Чтец № 4 Зинка: - Знаешь, Юлька, я – против грусти,
Но сегодня она не в счёт.
Дома, в яблочном захолустье,
Мама, мамка моя живёт.
У тебя есть друзья, любимый,
У меня – лишь она одна.
Пахнет в доме квашнёй и дымом,
За порогом бурлит весна.
Старой кажется: каждый кустик
Беспокойную дочку ждёт…
Знаешь, Юлька, я – против грусти,
Но сегодня она не в счёт.

На каждую вторую строчку монолога Юльки, Зинка делает маленький шаг назад

Чтец № 3 Юлька: Отогрелись мы еле-еле.
Вдруг приказ: «Выступать вперёд!»
Снова рядом, в сырой шинели
Светлокосый солдат идёт
С каждым днём становилось горше.
Шли без митингов и знамён.
В окруженье попал под Оршей
Наш потрёпанный батальон
Зинка нас повела в атаку.
Мы пробились по чёрной ржи,
По воронкам и буеракам
Через смертные рубежи
Мы не ждали посмертной славы.
– Мы хотели со славой жить. …
Почему же в бинтах кровавых
Светлокосый солдат лежит?
- Знаешь, Зинка, я против грусти,
Но сегодня она не в счёт.
Где-то, в яблочном захолустье,
Мама, мамка твоя живёт
У меня есть друзья, любимый,
У неё ты была одна.
Пахнет в хате квашней и дымом,
За порогом стоит весна.
И старушка в цветастом платье
у иконы свечу зажгла…
Я не знаю, как написать ей,
Чтоб тебя она не ждала?!

Чтец № 4 Зинка стоит как памятник, все чтецы стоят спиной к залу и смотрят на неё
звук метронома
чтецы разворачиваются лицом к залу

Чтец 5: У поэта Роберта Рождественского есть стихи о женщинах-зенитчицах и их совсем не женской миссии: быть на войне, защищать себя, свою Родину, свою ещё не познанную любовь.

Чтец № 7 надевает пилотку

Чтец 6: Как разглядеть за днями след нечёткий?

Хочу приблизить к сердцу этот след...

На батарее были сплошь - девчонки.

А старшей было восемнадцать лет.

Лихая чёлка над прищуром хитрым,

бравурное презрение к войне...

В то утро танки вышли прямо к Химкам.

Те самые. С крестами на броне.

И старшая, действительно старея,

как от кошмара заслонясь рукой,

скомандовала тонко:

 

Чтец № 7  в пилотке: - Батарея-а-а!

(Ой мамочка!.. Ой родная!..) Огонь! -

 

Чтец № 6: И - залп! И тут они заголосили,

девчоночки. Запричитали всласть.

Как будто бы вся бабья боль России

в девчонках этих вдруг отозвалась.

Кружилось небо - снежное, рябое.

Был ветер обжигающе горяч.

Былинный плач висел над полем боя,

он был слышней разрывов, этот плач!

Ему - протяжному - земля внимала,

остановясь на смертном рубеже.

 

Чтец № 7 в пилотке: - Ой, мамочка!.. - Ой, страшно мне!.. - Ой, мама!.. -

 

Чтец № 6: И снова:

 

Чтец № 7 в пилотке: - Батарея-а-а! –

 

Чтец № 6: И уже пред ними, посреди земного шара,

левее безымянного бугра

горели неправдоподобно жарко

четыре чёрных танковых костра.

Раскатывалось эхо над полями,

бой медленною кровью истекал...

Зенитчицы кричали и стреляли,

размазывая слёзы по щекам.

И падали.

 

Чтец № 8: И поднимались снова.

Впервые защищая наяву и честь свою

(в буквальном смысле слова!).

И Родину. И маму. И Москву.

Весенние пружинящие ветки.

Торжественность венчального стола.

Неслышанное:  «Ты моя - навеки!..»

Несказанное: «Я тебя ждала...»

И губы мужа. И его ладони.

Смешное бормотание во сне.

И то, чтоб закричать в родильном доме:

 

Чтец № 7 снимает пилотку:

 

Чтец № 7 «Ой, мамочка! Ой, мама, страшно мне!»

 

Чтец № 8: И ласточку. И дождик над Арбатом.

И ощущенье полной тишины...

...Пришло к ним это после. В сорок пятом.

Конечно, к тем, кто сам пришёл с войны.

 

Звучит «Марш Славянки» минус, сначала громко потом микшируется
Все чтецы выходят на авансцену, подходят к свечам, возлагают цветы к свечам,
увеличивается звук «Марш Славянки»
все чтецы вместе одновременно, хором произносят фразу

Все чтецы хором: Женщина и война... Оба эти слова женского рода, но как, же они несовместимы... Женщина и война...

Поклон. Громко продолжается «Марш Славянки» и чтецы маршем уходят за  кулисы.

 

 

 

 

 

Список использованной литературы:

Стихотворения  Юлии Друниной

Произведение «Цинковые мальчики» Светланы Алексиевич

 

 

Вернуться к началу текущей статьи