Куликова Валентина Николаевна

учитель русского языкаи литературы
МБОУ гимназии № 10
г.Челябинск

Электронная почта:

klopovaio@mail.ru

 
Сайт ВИО
 
Первая страница  Обратная связь. Отправить письмо в редакцию
 
 
Форум ВИО
Учим.Инфо

Ваш Сергей Есенин. Литературно-музыкально-хореографическая композиция (сценарий)

 

 

Ваш Сергей Есенин. Литературно-музыкально-хореографическая композиция (сценарий)

Сценарий литературно-музыкально-хореографической композиции создан в сотрудничестве с педагогами музыкантами и хореографами и позволяет реализовать творческие способности учащихся, получающих дополнительное образование.

Участники: педагоги-музыканты , учитель литературы, учащиеся 8-11 классов.

В спектакле представлены дневниковые записи, фрагменты воспоминаний, стихи;
танцевальные фрагменты: «рязанский танец», импровизация «Айседора»;
музыкальные фрагменты: русская народная песня «Светит месяц»; Д.Шостакович. Квартет № 8, часть 2; С. Рахманинов. Квартет № 2 (неоконченный); С. Джоплин. Рег-тайм «Ветерок Алабамы»; Г. Свиридов. «Березка»; романс «Отговорила роща золотая»; Алябьев. Вариации для струнного квартета на тему русской народной песни «Во саду ли, в огороде».

Ведуший:
Дорогие друзья! Мы собрались сегодня в нашей литературной гостиной, чтобы приподняться над обыденностью и прикоснуться к прекрасному – поэзии Сергея Есенина. Мы не пытаемся объять необъятное, а просто перелистываем с любовью отдельные страницы книги судьбы поэта.

Я родился  в 1895 21 сентября в селе Константинове Рязанской губернии. Отец мой – крестьянин Александр Никитич Есенин, мать – Татьяна Федоровна.
Детство провел у деда и бабки. Первые мои воспоминания относятся к этому времени, когда мне было три-четыре года. Помню лес, большая канавинская дорога. Бабушка идет в Радовецкий монастырь, который от нас в 40 верстах. Я, ухватившись за ее палку, еле волочу ноги от усталости, а бабушка все приговаривает: «Иди, иди, ягодка, бог счастье даст».
Дедушка пел мне песни старые, такие унылые, по субботам и воскресеньям он рассказывал мне Библию и Священную историю.
Уличная же моя жизнь была не похожа на домашнюю. Я лазил вместе с ребятами по чужим огородам. Мы часто ездили на Оку поить лошадей. Ночью луна при тихой погоде стоит стоймя в воде. Когда лошади пили, мне казалось, что они вот-вот выпьют луну, и радовался, когда она вместе с кругами отплывала от их ртов.

Выткался на озере алый цвет зари.
На бору со звонами плачут глухари.
Плачет где-то иволга, схоронясь в дупло,
Только мне не плачется – на душе светло.

Россия… Какое хорошее слово.
«Роса» и «сила» и «синее» что-то.

Низкий дом с голубыми ставнями,
Не забыть мне тебя никогда.
Слишком были такими недавними
Отзвучавшие в сумрак года.
Восхищаться уж я не умею
И пропасть не хотел бы в глуши,
Но, наверно навеки имею
Нежность грустную русской души.
Потому так и днями недавними
Уж не юные веют годы…
Низкий дом с голубыми ставнями,
Не забыть мне тебя никогда.

Хороша была Танюша, краше не было в селе,
Красной рюшкою по белу сарафан на подоле.

Заиграй, сыграй тальяночка, малиновы меха.
Выходи встречать к околице, красотка, жениха.

 ( Исполняется «РЯЗАНСКИЙ ТАНЕЦ»)

Года текли…
Года меняют лица.
Другой на них ложится свет.
Мечтатель сельский, я в столице
Стал первокласснейший поэт.

Еще прошли года…
В годах такое было,
О чем в словах всего не рассказать…
На смену царьщине
С величественной силой
Рабочая предстала рать!

Листьями звезды льются
В реки на наших полях.
Да здравствует революция
На земле и на небесах.

Небо – как колокол.
Месяц – язык.
Мать моя – родина.
Я – большевик.

Во время революции был всецело на стороне Октября, но принимал все по-своему, с крестьянским уклоном.

Трогает меня только грусть за уходящее, милое, родное, звериное и незыблемая сила мертвого, механического. Однажды я видел, как за паровозом скакал маленький жеребенок, пытаясь догнать его. Но конь стальной победил коня живого. И этот маленький жеребенок был для меня дорогим вымирающим образом деревни. Мне очень грустно сейчас, ведь идет совершенно не тот социализм, о котором я думал.

 

Мир таинственный, мир мой древний,
Ты, как ветер, затих и присел.
Вот сдавили за шею деревню
Каменные руки шоссе.
Так испуганно в снежную выбель
Заметалась звенящая жуть.
Здравствуй ты, моя черная гибель,
Я навстречу тебе выхожу!

Я нарочно иду нечесаным,
С головой, как керосиновая лампа, на плечах,
Ваших душ безлиственную осень
Мне нравится в потемках освещать.
Мне нравится, когда каменья брани
Летят в меня, как град рыгающей грозы.
Я только крепче жму тогда руками
Моих волос качнувшийся пузырь.

Я все такой же,
Сердцем я все такой же.
Как васильки во ржи, цветут в лице глаза.
Стеля стихов злачные рогожи,
Мне хочется вам нежное сказать.

В Москву, в голодную, холодную Москву, из Америки для работы с детьми приехала знаменитая танцовщица Айседора Дункан.

Заметался пожар голубой,
Позабылись родимые дали.
В первый раз я запел про любовь.
В первый раз отрекаюсь скандалить.

Дункан надевает есенинские кепи и пиджак. Музыка чувственная, незнакомая. Апаш – Изадора Дункан. Женщина-шарф. Страшный и прекрасный танец. Узкое розовое тело шарфа извивается в ее руках. Она ломает ему хребет, судорожным пальцами сдавливает горло. Беспокойно и трагически свисает круглая розовая голова ткани. Дункан кончила танец, распластав на ковре судорожно вытянувшийся труп своего призрачного партнера.

(Исполняется хореографическая миниатюра- импровизация  ТАНЕЦ  «АЙСЕДОРА»).

Мы улетели в Германию, а потом в Америку.

Родные мои. Хорошие! Ну что сказать вам об этом ужаснейшем царстве мещанства? Здесь жрут, пьют и танцуют фокстрот. В страшной моде Господин Доллар, а на искусство начихать. Пусть мы нищие, пусть у нас голод, зато у нас есть душа.

Устав таскаться по чужим пределам,
Вернулся я в родимый дом.
Зеленокосая, в юбчонке белой,
Стоит березка над прудом.

( Исполняется  мелодекламация: РОМАНС Г. СВИРИДОВА и стихотворение «Березка» ).

Стихотворение «Зеленая прическа,
Девическая грудь…»

 

Друзья, друзья! Какой раскол в стране!
Какая грусть в кипении веселом!

Вот так страна!
Какого ж я рожна
Орал в стихах, что я с народом дружен?
Моя поэзия здесь больше не нудна.
Да и, пожалуй, сам я тоже здесь не нужен.

Приемлю все! Как есть все принимаю!
Готов идти по выбитым следам!
Отдам всю душу Октябрю и Маю,
Но только лиры милой не отдам.

Гитара, милая,
Звени, звени,
Сыграй, цыганка, что-нибудь такое,
Чтоб я забыл отравленные дни,
Не знавшие ни ласки, ни покоя.

 (Исполняется РОМАНС «ОТГОВОРИЛА РОЩА ЗОЛОТАЯ»)

Друг мой, друг мой,
Я очень и очень болен.
Сам не знаю, откуда взялась эта боль.
То ли ветер свистит
Над пустым и безлюдным полем,
То ль, как рощу в сентябрь,
Осыпает мозги алкоголь.

Голова моя машет ушами,
Как крыльями птица.
Ей не шее ноги
Маячить больше невмочь.
Черный человек,
Черный человек,
Черный человек
На кровать ко мне садится,
Черный человек
Спать не дает мне всю ночь.

 

Не знаю, не помню,
В одном селе,
Может, в Калуге,
А может, в Рязани,
Жил мальчик
В простой крестьянской семье,
Желтоволосый,
С голубыми глазами.

Черный человек!
Ты прескверный гость.
Эта слава давно про тебя носится.
Я взбешен, разъярен,
И летит моя трость
Прямо к морде его,
В переносицу…

…Месяц умер,
Синеет в окошко рассвет.
Ах ты, ночь!
Что ты, ночь, наковеркала?
Я в цилиндре стою.
Никого со мной нет.
Я один…
И разбитое зеркало…

До свиданья, друг мой, до свиданья.
Милый мой, ты у меня в груди.
Предназначенное расставанье
Обещает встречу впереди.
До свиданья, друг мой, без руки, без слова,
Не грусти и не печаль бровей.
В этой жизни умирать не ново.
Но и жить, конечно, не новей.

 

Он прожил всего 30 лет, и уже 80 лет прошло со дня его смерти. Но продолжают звучать стихи златоустого певца России. «Есенин – это вечно, как озеро, как небо»» (Николай Тихонов)

 

Вернуться к началу текущей статьи